×
88284
Общество
0

Кто такие киберхранители и от чего они защищают пользователей интернета?

В Сургуте с начала года заведено 40 административных дел за распространение экстремистских материалов в интернете. Среди таких нарушителей чаще всего оказывается молодежь — студенты или школьники. Не все знают, что нарушением закона может стать даже элементарный репост запрещенной информации. И в некоторых случаях за это можно даже лишиться свободы. Онлайн пространство Югры от вредной для здоровья и психики детей информации очищают киберхранители. С кем воюют волонтеры и от чего защищают юзеров, «Сургутской трибуне» рассказала президент региональной общественной организации «Киберхранители» Ирина Кузнецова.

Кто такие киберхранители и на кого вы «охотитесь» в интернете?

— Киберхранители занимаются поиском противоправного контента, то есть поиском сайтов, распространяющих экстремистские материалы, наркотические вещества и все то, что запрещено законом. Наши добровольцы заходят в интернет в свободное время и выявляют противоправный контент — вручную или с помощью программы. Официально мы зарегистрировались только в марте 2018 года. Мы — региональная организация и работаем по всему региону. Следим за тем, чтобы запрещенные ссылки и сайты были устранены и не появились впредь. Противоправный контент в интернете обычно распространяется несколькими способами: в социальных сетях или на различных сайтах. Мы ищем и через список федеральных экстремистских материалов, например, и по каким-то ключевым уже отработанным фразам. Еще у нас есть группа «ВКонтакте» — туда люди порой обращаются сами. Скидывают ссылки или задают вопросы, спрашивают совета. Мы консультируем.

И много «запрещенки» находите на просторах интернета?

— Вопрос-то в другом. Мы можем найти там и 10 тысяч, как нам кажется, противоправных ссылок. Но мы смотрим с точки зрения общественной безопасности. А решение по закрытию того или иного контента принимают правоохранительные органы. У нас есть соглашение с полицией, с окружным Центром противодействия экстремизму. Мы направляем им все материалы, а они уже начинают или,соответственно, не  начинают по ним работать. Статистика подводится поквартально, потому что ресурсы же какое-то время перепроверяются. Вот за последний квартал мы нашли около десяти ссылок на материалы экстремистского характера. Сейчас их судьба пока неизвестна. Заблокируют их или нет, выяснится только в декабре. За прошлый год закрыли более 40 экстремистских ресурсов.

В каком случае можно попасть под эту категорию?

— Если человек состоит в группе, которая распространяет какой-то противоправный контент с экстремистскими материалами, его тоже можно рассмотреть как приверженца таких идеалов. Если он лайкает посты экстремистского содержания, комментирует, репостит, это считается уже распространением. Можно понести административную или уголовную ответственность — зависит от случая. Прежде чем выкладывать или комментировать что-то, лучше перепроверить ресурс в федеральном списке экстремистских материалов. Даже в, казалось бы, юмористическом видеоролике или шуточной картинке может скрываться «свастика» запрещенной организации. У нас в регионе каждый год людей привлекают к административной и уголовной ответственности за распространение таких материалов.

И это вы 24 на 7 сидите у монитора и бдите?

— В нашей организации официально 14 киберхранителей. Это волонтеры. Они не получают зарплату за свою работу. Поэтому какого-то строго графика у нас нет, мы же не можем добровольца обязать работать, когда нам вздумается. В этом плане у них полная свобода и каждый выходит в онлайн-рейд, когда ему удобно. Еще занимаемся просветительской деятельностью. И вот к этой работе привлекаем всех, потому что в ней нет ничего сложного и стрессового. Киберхранителями же могут быть только стрессоустойчивые люди, потому что психологически это непростая работа.

А в чем трудность?

— Сейчас, может, отвечу грубо… Думаете, противоправный контент — это милые картинки? В видеозаписях могут содержаться сцены насилия. Какому нормальному человеку понравится все это смотреть, если он не маньяк? Это может испортить настроение. Поскольку мы общественная организация, то психологов, чтобы готовить людей к такой работе, у нас нет. Периодически для киберволонтеров проводится обучение, но это больше связано с методическими рекомендациями по поиску. И тем не менее, мы занимаемся этой работой, чтобы защитить людей от опасной информации. Чем меньше ее — тем меньше кибер- и других преступлений. Если выявлять проблему на ранней стадии, то можно избежать серьезных последствий.

Вы сказали, есть еще и просветительская миссия, о чем речь?

— Мы проводим курсы киберграмотности с детьми, педагогами и учителями. Это умно звучит, на самом деле детям преподносим информацию в игровой форме, устраиваем квесты, викторины. Взрослым уже рассказываем о более серьезных вещах — о последствиях, чтобы они тоже следили за своими детьми. Педагогам даем методические рекомендации. Сложнее всего с родителями. Вот не зря есть выражение «яжмать». Многие очень тяжело воспринимают информацию. Рассказываешь, что вот есть такие игры, там есть вот такие опасности и т. д. А у них розовые очки на глазах. Почему-то, многие уверены, что «мой ребенок никогда с запрещенным контентом не свяжется». Мол, что вы мне тут рассказываете? Я сам все знаю. Другая крайность — когда родители пугаются: «какой кошмар, приду домой и отключу весь интернет, пусть ребенок сидит и только книжки читает». Делают своего ребенка «белой вороной», отключив его от интернета. В итоге он либо вне информационного пространства: все в курсе новостей, каких-то видеоприколов, а он нет, либо он ищет возможность выхода где-то на стороне. И тогда это происходит уже бесконтрольно. Эти два подхода в корне неверны. Ведь мы просто пытаемся донести информацию об опасностях, как распознать эту опасность и что в таких случаях делать, куда и к кому обращаться, где помогут специалисты. Нужно искать золотую середину.


Материал подготовлен при поддержке Администрации Сургута






Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Возврат к списку

999123