×
Спорт
0

Евгений Малых: "От Кремля я получил эмоций даже больше, чем от встречи с Путиным"

- Ничуть не жалею, что со мной случилась беда, - ошарашивает Евгений Малых. -  Она кардинально изменила мой уклад жизни и мировоззрение. Когда оказался на больничной койке, решил всеми способами встать на ноги, и мне это удалось. Не считаю себя ни ущербным инвалидом, ни великим чемпионом.  Я как все – обычный человек. Просто у меня появилась возможность прославить Нижневартовск, Югру и Россию, и я это делаю!

Первый в городе

Кто такой Евгений Малых, теперь знают многие. Он - многократный чемпион и рекордсмен международных и всероссийских соревнований по толканию ядра, метанию диска и копья среди спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата. В прошлом году выиграл чемпионат планеты в Катаре, установив мировой рекорд в секторе для толкания ядра, и  стал первым нижневартовцем, получившим право представлять Россию на Паралимпийских играх. Он упорно готовился, рвался и мечтал успешно выступить в Рио-де-Жанейро, имел все предпосылки взойти на пьедестал, но надежды и чаяния разбились в чиновничьих кабинетах Международного паралимпийского комитета, который на основании лишь подозрений и домыслов Всемирного антидопингового агентства отстранил от главных стартов четырехлетия всю российскую сборную. 

- Я не верил, что нас не пустят в Рио. Продолжал готовиться на сборах в Новогорске и до последнего надеялся,  что все закончится благополучно. Думал, как с олимпийцами, пошумят-пошумят и примут более-менее здравое решение, - рассказывает Евгений Малых. – Старался не придавать значения всяким разговорам. Моя работа – тренироваться и показывать результат, а переживать по поводу допуска-недопуска – просто нервы рвать. Еще до выступления Президента России мы на сто процентов были уверены, что государство нас не бросит. Не выступим на Паралимпийских играх, значит, будут альтернативные – слухи о них появились немного раньше, чем об этом заявили во весь голос.

На альтернативных играх нижневартовец оправдал ожидания.  Почти на полметра превзошел собственный мировой рекорд. В лучшей попытке ядро улетело на 12 метров 82 сантиметра. Соревнования на Паралимпийских играх в Рио состоялись чуть позже.  Обладателем золотой медали стал немец Даниэль Шайль, серебряной – алжирец Камел Кардьена. Их результаты - 11,03 и 10,94. 

- Вот все говорят, что я намного опередил немца, алжирца, а ведь мой основной соперник – россиянин Александр Хрупин из Брянска. Мы перед началом соревнований договорились с ним зарубиться. У него я выиграл всего полметра, - восстанавливает справедливость Малых. -  А Шайль и Кардьена, мне так показалось, не видя основных конкурентов, выступали не в полную силу, не особо напрягаясь. Они способны на большее. 

В Нижневартовске паралимпийцев встречали, как героев. В четыре часа утра в аэропорту победителей открытых Всероссийских игр приветствовали глава городской администрации Алла Бадина, спортивные руководители,  многочисленные представители СМИ, знакомые, родные.

- Не помню, когда последний раз были такие эмоции, чтобы я растерялся. Даже не знал, что сказать, - признается Евгений. – Мы представляли, что нас встретят так, как после прошлогоднего чемпионата мира – только наши семьи. А тут – ранее утро и столько людей, журналистов.  Не думали, что альтернативные игры будут так значимы для народа. Большое спасибо за поддержку!

Встречи с Президентом

Спустя девять дней сильнейших паралимпийцев страны чествовали в Москве.

- От Кремля я получил эмоций даже больше, чем от встречи с Путиным – с ним  уже доводилось видеться, - заявляет Евгений Малых. - Кругом – такая красота и великолепие! Прямо дух захватывает. В тронном зале - все в золоте, в Малахитовом – в малахите. Потолки высоченные, двери толстенные.  Нас награждали в Зале воинской славы. Путин, как всегда, был в позитивном настроении. Сказал, что паралимпийский спорт на произвол не бросят. Если не наладятся отношения с Международным паралимпийским комитетом, продолжится практика альтернативных игр.

Малых и еще 22-м спортсменам Владимир Путин вручил Почетную грамоту Президента РФ и позолоченный  значок с двухглавым орлом.  «Евгений, у вас просто княжеская борода! – заметил глава государства. «Стараюсь!» - смутился   нижневартовский спортсмен.

- Меня поразило, что всех, кто выходил на награждение, Путин называл по имени. Знает, кто ты и что ты. Понятно, что у него есть помощники, но держать в голове столько информации!  Он сам за всем следит и в курсе всех событий. Это восхищает, конечно. Если бы сейчас снова были выборы Прези-

дента, вопроса: за кого голосовать, у меня не возникло бы.

Первый раз они встретились в 2014 году. В Сочи проходили Всемирные  игры IWAS.  Малых тогда выиграл золотую медаль и попал на чествование, которое проходило в сочинской резиденции Президента.

- Кстати, там был и этот Крейвен, который запретил участвовать российским спортсменам в Паралимпийских играх. Ходил, восхищался нашей страной и возможностями в проведении международных соревнований, говорил, что все для нас сделает,  -  вспоминает  Малых. – Мы потом говорили, что надо было его в Сочи в туалете закрыть. 

Чернорабочий

- До того, как оказался прикованным к койке, я вел разгильдяйский образ жизни, - критично оценивает свое прошлое Евгений. – В школе занимался волейболом и рукопашным боем, но совершенно неосознанно. Выйдя в самостоятельную жизнь, выкуривал по две пачки в день и нередко выпивал. С помощью родителей поступил в Тюменский университет – на факультет строительства дорог.  Увлекся КВН. Он меня поглотил. Все было – стипендия, общага. Бери – не хочу. Отучился полкурса – и меня выгнали. За то, что ничего  не посещал и ничего не сдавал. Домой не поехал, боялся сказать маме с отчимом, что меня отчислили. Они у меня строгие.

Еще месяца два он перебивался в Тюмени, пока однажды мама не попросила приехать домой. «Ладно, отпрошусь!» - соврал Евгений. Дома – тишина и молчание. Поехали с отчимом на рыбалку, сели в лодку, выплыли на середину карьера, и тут он говорит: «Ну, а теперь рассказывай!» Несостоявшийся студент понял, что отпираться нечего. Родители и так все узнали, как только пришла повестка из военкомата. «У тебя шанс был? Был! Мы помогли, чем могли? Не хотел учиться – иди работай!» – разложил все по полочкам отчим.

Евгений съездил в Тюмень, забрал вещи. В армию его не взяли из-за проблем со зрением. Получил военный билет с записью, что годен к строевой службе только в военное время. Устроился в сферу дорожного строительства, рабочим в ДРСУ. С лопатой – на асфальт. Как говорится, бери больше и бросай подальше.

- Я начал работать с четырнадцати лет. В фирме «Лада-траст» вместе с отчимом. Помогал ему предпродажную подготовку делать, территорию убирал, но только, когда на асфальте повкалывал, понял, что такое черновая работа. Когда над головой тридцать градусов жары, под ногами – сотка, а ты в спецовке и с лопатой – это настоящее пекло. Лучше бы я учился. Я ненавижу жару. В Югре прохладно – и хорошо, а в Сочи приезжаю – умираю. 

В дорожном строительстве он  честно проработал все лето. А осенью родители заявили: «Ну, понял, что к чему! Теперь иди учись,  только на нашу помощь не надейся!» Евгений, как говорит сам,  с детства тянулся к розеткам.   А жил рядом с профессиональным колледжем. Туда и поступил. С отличием выучился на электромонтажника, с отличием  - на электромонтера. Устроился  охранником в военизированную охрану и  умудрялся подрабатывать электриком в автобусном парке.

- После работы на укладке асфальта до меня многое дошло, - признается Малых. - Смотрю на некоторых нынешних юношей и девушек, на их поведение и думаю, что дорожное строительство  многим помогло  бы привести мысли в порядок.

Поворот судьбы

- Я защищал друга. Если бы отмотать время назад и ситуация повторилась, снова, не раздумывая, бросился бы на помощь! – утверждает Евгений.

Это случилось 23 февраля. В День защитника Отечества. Вместе с другом они приехали в гости к знакомой девушке и ее младшему брату. Кончилось шампанское, решили купить еще. Сходили, вернулись к дому. Друг задержался у подъезда покурить, девушка составила ему компанию, а ее брат и Евгений поднялись на лестничный пролет между этажами. Ждали, чтобы в квартиру заходить всей толпой и  лишний раз не беспокоить родителей, которые были дома. Вдруг услышали шум-гам и громкие хлопки – как будто железом колотят. Бросились вниз.

- Выбегаю, смотрю, какой-то дядька громадный бьет друга. Я без разговоров – сразу бью в челюсть. Что произошло потом, вспоминается  смутно. На меня накинулись толпой, запинали в подъезд, вырубили. Помню: тянусь до кнопки лифта – и тут два выстрела в голову, сначала с расстояния, потом – в упор.

Спустя время друг и его девушка рассказали, что произошло у подъезда. Они разговаривали и громко смеялись. Мимо проходили  трое взрослых мужчин.  Двоим – под сорок,  младшему – двадцать семь. Нетрезвые в честь праздника. Возможно, они решили, что малолетки смеются над ними, вот и  понеслись на юношу с кулаками.  Другу тогда было восемнадцать, девушке  – лет семнадцать, а Евгению – девятнадцать. Из троицы нападавших на скамью подсудимых угодил  один. Старшие пошли свидетелями. А младший, который стрелял из травматического пистолета, получил семь лет условно.

Но это случилось уже гораздо позже, а тогда, 23 февраля, Евгений лежал на полу в лифте, прикрыв рукой кровавую рану,  и не подавал признаков жизни. Время от времени сознание возвращалось, но ненадолго. Он слышал, как в истерике кричала знакомая девушка, у которой все произошло на глазах. Какой-то мужчина вышел из квартиры и брякнул: «Ты чего орешь? Он уже умер!». «Не дождетесь! Я еще живой!» - пронеслось в голове у Евгения.

Снова очнулся в машине скорой помощи. «Не трогайте, у него в голове пуля торчит», - кому-то говорила медсестра. Еще одна вспышка – везут на рентген. Рядом мама, он  кричит: «Отпустите!»  Новый эпизод – в реанимации. Он пытается встать и летит с кровати, а худенькая девушка в медицинском халате подхватывает и закидывает  его обратно. Позже - ему приносят телефон, он говорит, но не понимает с кем и что…

Делать, а не ныть

Полностью пришел в себя дня через три.  В обычной  больничной палате. Голова гудит. Все раздражает. Вместо слов – мычание. Руки, ноги – целы, но ватные и совершенно не двигаются.

- Даже не представлял, что такое может быть. Превратился в  кусок мяса. Берешь, кидаешь, переворачиваешь. Не помню, плакал ли, но меня все дико бесило, - вспоминает страшные дни Евгений Малых. – Из транса вывел отчим. Вячеслав Петрович Казанцев. Он  меня с трех лет воспитывал. Отца своего, по сути, я не видел. Раз в пять лет пришлет телеграммку и снова пропал. В последнее время объявился, общаемся, но воспитывал меня Петрович. Характер и желание добиваться – все от него. Он человек строгий, волевой, весь в своего отца-десантника.  Поблажек у нас в  семье никогда не было. «Муси-пуси!» - это не про нас. Про нас: «Надо делать, а не ныть». И мама таких правил придерживается. Отчим пришел и сказал: «Хочешь жить - живи, не хочешь – валяйся в больнице!». Он знал, что говорить. Слова въелись в душу. Я решил, что лежать на кровати не буду, даже если всю жизнь придется провести в инвалидной коляске. Первое, чему заново научился, – разговаривать. Хорошие товарищи по палате попались. Часто со мной беседовали, а потом заткнуть не могли, - улыбается Малых.

Евгений  начал с помощью резинок, привязанных к койке, разрабатывать пальцы и кисти рук. Каких усилий это стоило, знают только он сам, мама, отчим и медперсонал под руководством тогдашнего заведующего нейрохирургическим отделением Сергея Бухарова, который лично делал многое, чтобы больной в прямом смысле слова встал на ноги. Его носили на руках, кормили, поили, учили стоять, передвигаться, ухватившись за инвалидную коляску. Как потом выяснилось, главное было - не упустить время. Если бы продолжал валяться и тупо смотреть в потолок – пиши пропало.

Медленно, но  упрямо он возвращался к жизни. И месяц спустя сам  сделал первый шаг.

- Очень кушать хотелось, - с усмешкой вспоминает Евгений. – А мужики перед выпиской сбегали в магазин, колбаски купили, хлебушка, одну кровать на центр поставили, стол соорудили и говорят: «Иди, мы тебя нести не будем!» - видели, что у нас в семье не принято нянчиться. Я сжал зубы и, держась за одну кровать, за вторую,  перешагнул раз, два – добрался до стола и оказался на седьмом небе от счастья: «Все, я могу обходиться без помощи!». И пошло-поехало. Продолжал растягивать резинки, делал шаги, держась за поручни,  падал. Мама плакала, а меня это еще больше бесило и заводило – значит, надо быстрее научиться ходить, чтобы не видеть ее слез. Потом меня перевезли домой, здесь восстановление пошло быстрее – родные стены помогали. Квартира не такая большая, как больница. Кухня, туалет, ванная – рядом. По стеночке, по стеночке – и на месте.

С грифом  на груди

Спустя полгода Евгений Малых уже ходил  с палочкой и даже устраивал себе нешуточные испытания. Обувал берцы, чтобы не выворачивалась  ступня, выходил в подъезд и по ступенькам, держась  за перила, поднимался на девятый этаж и обратно. В день – раз или два.

- Много халтурил – очень  сильно ноги  уставали, - рассказывает Малых. – Даже теперь, если серь-езно нагрузить, они могут отрубиться. Долго не проходишь, если честно. Прошелся – сел отдохнул, прошелся – отдохнул.  Поэтому и сейчас могу взять палочку, а на соревнованиях – сесть в коляску. Сложно по стадиону таскаться.

Реабилитацию после травмы он проходил в Сургуте. Здесь познакомился с местным спорт-

сменом-колясочником Дмитрием Дробиным.  Эта встреча оказалась судьбоносной. Дмитрий заверил, что у Евгения есть все данные, чтобы проявить себя в паралимпийском спорте, и дал номер телефона нижневартовского тренера Александра Боровых. Вернувшись в родной город, Евгений позвонил. «У нас скоро соревнования, приходи, посмотришь!» - пригласил тренер.

Попал на соревнования по жиму лежа. Посмотрел, с каким азартом и усердием люди толкают штангу и подумал: «Надо попробовать!». «Нравится? – спросил Боровых. – Давай заниматься!».

- Я пришел с желанием не соревноваться, а просто восстановиться, - рассказывает Малых. – Года полтора жал штангу. А на первых порах  меня придавило 20-килограммовым грифом. Руки-то толком не работают. Лежу такой, тренер подходит: «Может, поднять штангу?». «Не, я сам!» - говорю. Минут десять пролежал, но поднял. Все надо мной смеялись! Постепенно развивался. «Давай попробуем толкание ядра!» - как-то  предложил Алек-

сандр Сергеевич. Попробовали – и ядро, и диск, и копье. Съездили, прошли российскую классификацию. Вердикт получился однозначный: только сидячий класс. Начали готовиться к соревнованиям. Результаты получились пристойные. Округ профинансировал поездку в итальянский Гроссето. Там получили международную классификацию.

Токио и детская мечта

Теперь в коллекции  известного нижневартовского спортсмена Евгения Малых  десятки медалей, завоеванных в разных уголках  страны и за границей, а в списке достижений - множество рекордов России, Европы и мира. Ему жмут руку, поздравляют и вручают награды  Президент, губернатор и главы Нижневартовска, о нем пишут газеты и рассказывает ТВ. Даже не верится, что совсем недавно все было по-другому.

Когда Евгений лежал в больнице, ему прислала эсэмэску бывшая девушка: «Я тебя люблю, но быть с тобою не могу». Он даже не огорчился, не до того было, а их отношения начали разлаживаться еще до происшествия в подъезде. Спустя пару месяцев после того, как занялся спортом, он встретил другую девушку, которая стала его женой. С Яной  они прошли многое.

- У нас в семье не принято сидеть на шее, а я, пока не показывал  высоких спортивных результатов,  получал в основном только пенсию по инвалидности – пять тысяч рублей. Искал разные вакансии, даже собирался уйти из спорта, но меня никуда не брали, - рассказывает Евгений. – Теперь рад, что всюду получил от ворот поворот. Потому что совмещать профессиональный спорт с обычной работой невозможно.  Продол-

жал тренироваться и улучшать результаты, а когда выполнил норматив мастера спорта, меня зачислили на ставку в нижневартовскую СДЮСШОР и  в центр адаптивного спорта Югры. 

После победы на открытых Всероссийских играх Малых впервые за четыре года получил два месяца отдыха, чтобы восстановиться и залечить микротравмы. А до этого покой только снился.

- Паралимпийским играм в Рио предшествовала просто бешеная подготовка, - говорит Евгений. – Если посчитать, то за четыре года мы виделись с женой где-то всего год и три месяца. Все остальное время – сборы и соревнования. Да и дома не особо расслабишься: утром  - тренировка, вечером – тренировка.

Ближайшие соревнования - зимний чемпионат страны - пройдут  в феврале. Потом очень многое будет зависеть от того, удастся ли российским спортивным  чиновникам наладить отношения с Международным паралимпийским комитетом.  Евгений надеется, что до главного старта следующего  года – чемпионата мира в Великобритании - им удастся найти общий язык. А главными соревнованиями жизни теперь считает Паралимпиаду -2020.

- Теперь ждем Токио, - заявляет мировой рекорд-смен. -  Уходить из спорта, пака есть шанс  выступить на Играх, нельзя.  Вся  семья на это нацелена и меня поддерживает. Мои близкие  –  главные мои болельщики. Первое, ради чего я в спорте, чтобы они гордились, а второе – прославлять свой город, округ и Россию!

А еще Евгений с ранних лет  мечтал работать в органах внутренних дел. На госслужбе, как мама. Отголоски детской мечты  не дают покоя и теперь. После возвращения в жизнь он даже отучился в Западно-Сибирском институте финансов и права и получил диплом юриста.

- Если  после завершения спортивной карьеры меня пригласят на работу в полицию, на должность, где не надо бегать и прыгать, пойду с радостью, - заявляет Евгений Малых. 

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии