89.6249   $ 73.9968





×
0

Фарходжон Сиддиков: «Мама до сих пор боится, что я заражусь»

В инфекционных госпиталях, где лечатся больные коронавирусом, сегодня работают не только опытные врачи, но и будущие молодые амбициозные специалисты. Такой вывод о их характере можно сделать хотя бы потому, что они не испугались продолжить работу с новым серьезным заболеванием, будучи еще студентами.

Фарходжон Сиддиков из Сургутского района – еще студент медицинской академии, но в приемном покое инфекционного отделения ОКБ работает уже полтора года. Сейчас там лечатся югорчане с коронавирусом и наблюдаются контактировавшие с больными.

Руководство не настаивало, чтобы молодой человек продолжал там работать, он сам принял такое решение.
– Это интересно, в будущем я хочу стать инфекционистом. Здесь я многое узнаю про этот вирус, как он лечится, – объясняет будущий медик.
Решение быть врачом Фарход принял еще в шестом классе, когда попал в больницу с гастритом. Сейчас он вспоминает, что тогда  наблюдал за тем, как врачи лечат, помогают людям физически и морально.

А теперь он и сам научился подбадривать больных. По словам молодого человека, первый вопрос всех пациентов: «Сколько я буду лежать в больнице?» А есть и такие, кто считает, что люди с коронавирусом обязательно попадут в реанимацию. Чтобы утешить заболевших, он объясняет, что ничего страшного нет, эту инфекцию можно перенести в легкой степени, без пневмонии.

Задача Фарходжона – принимать пациентов, которых доставляют в больницу, оформлять документы, брать анализ крови и мазки для проверки на наличие коронавирусной инфекции. Если у больного есть температура или жалобы – делает капельницу. За сутки может поступить один человек, а может и 15. В средствах индивидуальной защиты Фарход проводит несколько часов за смену. 
– Мы стали больше времени проводить на работе. Но я не жалуюсь, это нормально. Это связано с моей будущей профессией и мне самому интересно. 
Медбрат рассказывает, что из-за коронавируса коллектив стал более дружным, и коллеги понимают друг друга с полуслова. Все потому, что в противочумных костюмах плохо слышно и видно, очки периодически запотевают, приходится иногда объясняться между собой жестами.

Кстати, родители не сразу одобрили его инициативу работать в «красной зоне», особенно переживала мама. В самом начале пандемии она даже советовала сыну перевестись в другие отделения больницы.
– Она до сих пор боится, каждый день после работы спрашивает, есть ли температура, какие-либо симптомы. А друзья говорят, что я – смелый. Но, когда мы видимся, в шутку держатся на расстоянии.
Сначала он и сам боялся заболеть, но когда увидел, как доктора в нашей больнице побеждают болезнь, все опасения исчезли. Тем более, что раз в неделю весь медперсонал сдает анализы на коронавирус, а перед каждой сменой измеряет температуру. 

В этот сложный период будущий врач только утвердился во мнении, что он выбрал для себя правильный путь. Сейчас Фарходжон заканчивает шестой курс Ханты-Мансийской медакадемии, в итоге он станет врачом общей практики и поступит в ординатуру на инфекциониста.
Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии