×
Общество
0

Как один ханты построил этнографический музей и сделал культуру своего народа доступной для всех

Звонку журналиста и известию о том, что жители Сургутского района номинировали его на звание «Народный герой» Михаил Сопочин очень удивился. Говорит, нечем хвастаться да и не особо он любит это дело. Живет честно, как и все остальные. В Тром-Агане же его считают одним из самых трудолюбивых мастеров. Про таких говорят: с золотыми руками. Потому что в них любая работа спорится. Пять лет назад Михаил построил в деревне этнографический музей под открытым небом, который стал одной из центральных площадок для народных гуляний в Тром-Агане.

«Ничего национального и не было»

— Мы, ханты, стараемся сохранять свой традиционный уклад жизни, но при этом не оставаться на отшибе цивилизации и технического прогресса. Конечно, мы пользуемся телефонами, это помогает нам и в хозяйстве. В том же интернете можно быстро найти ролик и посмотреть, как починить снегоход или заказать нужные детали, — сразу развенчивает миф об аборигенах Михаил.

Погоду он умеет определять по солнцу, однако и на Гисметео заходит. Признается, что интернет-синоптики частенько обманывают, поэтому вынужден опираться на древний источник.

Михаил скромно признается, что  действительно готов взяться за «любое мужское дело». В понимании представителя ханты, это все, что связано с хозяйством, с тяжелыми работами по дому, строительством, изготовлением оборудования. В национальном поселке Тром-Аган, что находится недалеко от Ульт-Ягуна, мастер известен как человек, практически в одиночку построивший стилизованное этностойбище под открытым небом. Идею создания в поселении такого музея Михаил вынашивал несколько лет. Для него было важно, чтобы постройка не превратилась в мертвый арт-объект, а стала местом притяжения туристов.

— У нас в Тром-Агане часто проводятся национальные праздники, на которые съезжаются ханты и манси со всей округи, даже с дальних угодий приезжают, и я хотел упростить им задачу по поиску жилья. То есть, чтобы было место, избушка, где можно остановиться и переночевать, и караль, то есть загон для оленей. К тому же, у нас национальный поселок, а в нем ничего национального и не было. Вот в Русскинской есть музей, в других деревнях тоже есть этноуголки, а нам и показать нечего было, — объясняет Михаил Сопочин.

«Кто человек без своих корней? Сирота»

Своими идеями Михаил Сопочин поделился с главой поселения, в местной администрации его сразу поддержали — вместе выбрали место под будущий этномузей, чиновники обеспечили активиста строительным материалом, и он взялся за дело.

— Мы возводили музей под открытым небом вместе с сыном, еще нам один дедушка помогал — дядя Саша, когда нужно было, то подключали остальных ребят из Тром-Агана, — вспоминает строитель. — Я сам родился недалеко от Тром-Агана, на реке Ульт-Ягун. Родители были кочевниками. Помню, что все делали сами, ни у кого никогда помощи не просили, и меня приучили сызмальства к этому. Мы с братьями с раннего детства умели работать и с топором, и с другими инструментами, считалось, что это мужское дело и стыдно не уметь строгать или строить.

Навыки пригодились во взрослой жизни. Сейчас Михаил — востребованный мастер по любому виду работ, может быть и плотником, и столяром, и строителем, и рыбаком, и хозяйство домашнее вести умеет. Мастер изготавливает прочные нарты (сани), топоры, может и лодку сделать. 

Поскольку плотническим и другим необходимым умениям самого Михаила обучали еще в детстве, очистить участок леса и поставить национальную избушку и чум ему удалось за полтора месяца. Со временем там же рядом появились лабаз (место для хранения еды), деревянные стол с лавками, печка, костровище. Михаил мечтает со временем обустроить навесы для рыбы, нужные ханты в повседневной жизни.

— У меня такие грандиозные планы, но пока все в голове. Просто хочется, чтобы людям было интересно в этом месте, чтобы те, кто не был на настоящем стойбище, смогли познакомиться с нашим бытом. Я считаю, что культуру нужно сохранять для потомков, это наши корни. Кто человек без своих корней? Сирота, — считает мастер.

Добрые северные люди

В следующем году Михаил Сопочин хочет начать принимать туристов у себя на угодьях, открыть мини-туристическую базу на берегу реки.

— Сам там жить буду, и люди смогут реальную жизнь аборигенов увидеть, без обмана. Пусть знают, что существуют такие народы, как ханты и манси, в каких условиях мы живем, какие у нас ценности, что мы очень добрые и всегда приходим на выручку друг другу, потому что без этого хоть в тайге, хоть в тундре — не выжить. Мне вообще кажется, что на Севере живут самые добрые люди, — убежден народный герой.

Михаилу не раз доводилось спасать людей от гибели, но он не считает это чем-то выдающимся. Когда у кочевников ломаются бураны посреди леса или поля, за десятки километров от населенных пунктов, аборигенов очень выручают современные средства связи. Еще несколько десятков лет назад, говорит ханты, рассчитывать в такой ситуации приходилось только на себя. Теперь же, радуются аборигены, «каменные времена» прошли, а попавший в беду человек может связаться с миром по спутниковому телефону. Сам он, получив такой сигнал SOS, сразу откладывает все дела и бросается на выручку.

— Знаю, что в нашем районе нужны профессиональные спасатели, пожарники, поэтому отдал своего сына в Екатеринбургский спасательный техникум. Он его окончит и будет работать у нас в пожарно-спасательном гарнизоне, — делится патриот Сургутского района. — Я с родителями хоть и кочевал долгое время на Ямале, спустя семь лет вернулся домой, в Югру. Соскучился. Сначала было не по себе: там — тундра, здесь — тайга. Теперь периодически по зимнику наведываюсь на свою вторую родину — Ямал. Вообще же считаю, что весь просторный Север — это и есть мой дом. 






Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии