×
Спорт
0

Как сургутский альпинист забрался на самый северный в мире семитысячник

Александр Щербашин продолжает бороться за звание «Снежного барса» — покорителя высочайших гор СССР. Хотя сам он настоятельно каждый раз поясняет: не покоряются горы людям, не покоряются! Уж, скорее, наоборот. Чтобы получить заветное звание, сургутскому альпинисту нужно забраться на пять семитысячников. Он уже поднялся на вершины Хан-Тенгри, пика Ленина и вот теперь побывал на пике Победы(7439 метров). И это была гора с самой непредсказуемой погодой.

Заглянуть за Победу

В этом году Александр Щербашин вообще не планировал подниматься на пик Победы. Это самый северный семитысячник в мире. Он отличается от остальных своей непредсказуемой погодой. В любое время там может поменяться направление ветра и начаться буря. Да и сама гора непростая по рельефу. Альпинисты ее обычно оставляют напоследок. К пику Победы приходят, когда поднаберутся опыта на других семитысячниках.

— Как правило, люди, которые стремятся к этому нормативу, приходят к этой горе уже в последнюю очередь, — рассказал Александр Щербашин. — Для меня же это была страшилка с детства. Папа после Хан-Тенгри пытался на нее подняться и не смог. Я с детства знал об этой страшной горе и боялся ее. Для себя отметил, что пойду туда только с Русланом Колуниным. Мы с ним уже побывали на нескольких семитысячниках. Он хороший инструктор, гид, водит альпинистов по всему миру. Я не собирался в этом сезоне на Победу, но Руслан позвонил в декабре и позвал.

Альпинисты тщательно готовились к покорению этого пика. Анализировали обстановку на горе. Хан-Тенгри и пик Победы находятся на расстоянии 13 километров друг от друга. Группы альпинистов выходят на штурм из одного базового лагеря. Восходители поняли, что август — самый благоприятный период, чтобы отправиться в поход. На семитысячники ходят без кислорода, поэтому организму нужно сначала адаптироваться к высоте.

— Акклиматизацию мы проходили на пике Ленина. Руслан туда водил группу, а я приезжал, как клиент, — вспоминает сургутянин. — Акклиматизация — это постепенно набор высоты, чтобы организм к ней привык. Там группа поднималась именно на вершину. Она 7132 метра У меня была задача провести 1–3 ночевки на высотах 6100 и 6400 в лагерях и подстраховать группу на спуске.

Акклиматизация прошла по плану. Штурмовать пик Ленина Щербашин не стал, чтобы сэкономить силы на Победу. Мог бы попросту не успеть восстановиться ко второй горе. На пик Победы Александр отправился уже вдвоем с Русланом. Подняться планировали за неделю. Но восхождение в итоге затянулось.

— Семь дней мы шли только вверх, потому что было много снега. Мы в этом сезоне были первыми на горе, и приходилось самим тропить. Впереди в дне от нас шел Дмитрий Павленко — известный альпинист, но у него в группе заболел клиент. И они в итоге спустились, не дошли до вершины. Так что мы не выиграли от того, что они шли впереди нас, — их следы заметало моментально. Так мы девять дней и тропили. Сначала вверх, потом вниз. По дороге еще в одном участке встречается ледопад. Он очень опасный. Большие глыбы льда (сераки) висят и рано или поздно бабахают вниз. Такие ледопады обычно проходят рано утром, пока солнце еще не греет.


Дорогой смерти

На семитысячной высоте альпинистов ждал острый хребет, который еще называют дорогой смерти. Это три километра узкой тропы. Слева — Киргизия, справа — Китай.

— Руслан говорит: все, Саня, вот тут начинается дорога смерти. Это значит, что шутки в сторону и нужно сконцентрироваться, — рассказывает Александр. — Наверху тяжело дышать. Здесь делаешь один вдох, а там чтобы получить столько же кислорода, нужно сделать три вдоха. Какие-то лишние движения делать тяжело. Даже ботинки надеть. Палатка тесная. Мы с Русланом одевались по очереди. Сначала он одевается, потом я одеваюсь. Это час с лишним: вылезти из спальника, подготовиться к выходу…

Хорошо, что с погодой снова повезло. А вот группы, которые вышли уже после, попали в метель. Несколько человек в итоге навсегда остались лежать где-то на склоне. Спасатели на вертолете искали их около недели, но так и не нашли… 

— Мы когда пошли на пик, то удивлялись, почему никто не выходит, сидят в лагере, чего ждут? Когда кто-то первый пойдет тропить? Ну мы и пошли. Потом встретили людей на спуске. Но уже было понятно, что через два дня будет непогода… Какой у них был тактический план и почему он не сработал, не знаю… Они не смогли установить палатку, потеряли часть снаряжения, один человек умер от отека легких ночью… Двое без вести пропали… Там тоже были профессионалы. Но гора почему-то пустила нас. В этом сезоне мы были первыми на этой вершине. Кстати, Руслан этим восхождением выполнил норматив на звание «Снежного барса».

Альпинисты пробыли на горе десять дней вместо запланированной недели. В это время звонка от Александра, что жив и здоров, ждали дома жена и дети. Он смог выйти на связь только через три дня после назначенной даты.

— Муж должен был уже позвонить, а он молчит. И сегодня, и завтра, и послезавтра. И ты уже как натянутая струна. Потом мне передали информацию, что все с ними все в порядке, — вспоминает жена альпиниста.

Детская мечта-страшилка 

Дело, возможно, в везении, но альпинисты говорят, что готовиться к восхождению нужно не только физически, но и морально.

— Чтобы увидеть красоту, нужна победа над самим собой. Я не знаю, зачем хожу в горы, что меня туда тянет. У меня есть фотография, где я стою на Хан-Тенгри на фоне пика Победы. Конечно, тогда я думал, что когда-нибудь сделаю фотографию на вершине Победы уже на фоне Хана. Такая фотография у меня появилась. Это, конечно, было приятно — заглянуть за Победу, — говорит сургутский альпинист.

На вершине он скучал по дому и все время задавался вопросами, что он здесь делает и зачем рискует жизнью. А теперь, наоборот, ему снятся горы… Вообще, они ему снятся с пяти лет. Тогда он впервые вместе с отцом побывал на Фиште. Тогда и полюбил всей душой запах супа, приготовленного на примусе, запомнил, каково это — залезть в теплый спальник после тяжелого «мокрого» дня...

— Меня папа учил, что альпинисту всегда нужна мотивация, потому что в горах постоянно будешь себя об этом спрашивать: зачем я здесь? — объясняет Александр. — Каждый раз, когда становится тяжело, стараешься придумывать кучу причин. А придумывать-то нечего. Мотивация какая: всем уже рассказал, что иду на гору. И что обо мне подумают, если не дойду? Восхождение на вершину — это победа над самим собой, проверка себя на прочность. Бывает трудно, но ты все равно идешь. И все, как в песнях Высоцкого: «Весь мир на ладони: ты счастлив и нем и только немного завидуешь тем, другим, у которых вершина еще впереди...».

Впереди у самого Александра Щербашина еще два не менее опасных и сложных испытания — семитысячники пик Коммунизма и пик Корженевской — самый высокий на территории бывшего СССР. Высота горы — 7495 метров. 






Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии