62.5156   $ 60.6229




×
Общество
0

Как все начиналось

Читать «Новости Югры» в

Годом образования деревни Урай считается 1922 год – такие сведения получены по воспоминаниям старожилов, но документально никак не закреплены. Эта дата впервые указана в диссертации Аркадия Санникова на тему «История освоения Шаима и строительство города Урая». В приложении к диссертации важнейшие события и факты описаны в хронологическом порядке, с 1917 по 1971 год. Диссертация хранится в архивной службе администрации Урая.

Первые упоминания

В Музее истории города есть документ, подтверждающий, что деревня Урай существовала и раньше 1922 года. Это личное дело Ефима Вискунова, в котором дана информация, что он был принят на работу в Урай в 1919 году.

В данном документе можно прочитать информацию о том, что он занимался рыболовством в деревне Урай Шаимского сельского совета с 1919 года по 1926 год. Хотя в 1919 году Урай еще не входил в Шаимский сельсовет, но, по всей вероятности, этот документ был составлен после 1924 года. Дата составления документа дана неразборчиво.

В 1924 году деревня Урай и еще 25 населенных пунктов вошли в состав Шаимского национального совета, который был образован на основании постановлений ВЦИК от 3 и 12 ноября 1923 года в составе Тобольского округа Уральской области с центром в селе Нахрачи (сейчас Кондинское) из Кондинской и Малокондинской волостей Тобольского уезда и части Верхнепелымской волости Туринского уезда. Мало кто знает, что история Шаима насчитывает не одно столетие. Это древнее село было основано более четырехсот лет тому назад и, по некоторым историческим данным, в 1595-96 годах (даты основания крепости Пелым).

Русский прозаик, очеркист, этнограф Порфирий Инфантьев, побывавший в Конде в 1892 году, писал: «Все это пространство представляет из себя сплошную тайгу с непроходимыми лесами, неизмеримыми тундровыми болотами, громадными туманами, с массой речек и озер. Этот край почти нетронутый влиянием русских». Об этом говорит и Владимир Павловский в своей книге «Вогулы»: «Непроходимые леса и болота долго охраняли вогулов от соприкосновения их с другими народами».

Бежали от голода

Все эти высказывания подтверждают, что территория, на которой сейчас находится современный Урай, до 1920-х годов представляла собой глухую тайгу и топкие болота. Заселение края русскими шло хотя и медленно, но непрерывно. Значительный приток переселенцев дал голодный 1920 год, перенесенный Кондинским районом сравнительно благополучно. Издревле люди селились по берегам рек, озер, заливов, которые зачастую служили им и транспортными артериями, и средством экономического развития, и источником пропитания. Таковой для первых жителей и была река Конда.

Эдуард Сенкевич отмечал, что «…река Конда, впадающая в Иртыш, как водный путь представляет мало удобств, начинаясь в дикой болотистой местности, удаленной от рек других бассейнов… Ее русло извилисто, течение быстро, устье находится слишком далеко на севере; при этом, чтобы попасть в Кондинскую сторону, нужно сотни верст плыть против течения».

Товарищ Искра – один из тех, кто в двадцатые годы активно участвовал в советском и хозяйственном строительстве Конды будучи членом Кондинского райкома партии и заместителем председателя райисполкома. В Конду Иван Алексеевич был командирован Уральским Обкомом РКП (б) в ноябре 1924 года. Как корреспондент газет, Искра напечатал много заметок и статей о жизни в Конде, и в частности в газете «Правда» от 21 августа 1925 года была напечатана статья «В Конде», в которой он ярко расписал экономику района и жизнь ее людей. Он писал, что территория большая, более 50 000 квадратных верст. Кругом вода: речки, болота, озера, и только маленькая часть района покрыта хвойными лесами. Населяют остяки, вогулы и частью великороссы. Грамотных очень мало. Есть местечки, что проедешь десятки верст по юртам и деревушкам – не найдешь ни одного грамотного. Связь очень плохая: телеграфа, телефона нет. Ближняя железнодорожная станция – в Тюмени, за 1 500 верст! Население сообщается на лодках. Московские газеты приходят через два месяца.

В переписи населения 1926 года о деревне Урай сказано: число хозяйств – 9, население – 39 человек (мужского пола – 20, женского – 19), национальности: русские – 36, вогулы – 3.

Легендарный Иван Кузьмич

В 1930 году урайцы организовали рыболовецкую артель имени Декабристов, позднее ставшую одноименным колхозом. На протяжении 16 лет, с 1938 по 1954 годы, им руководил Иван Зольников. Я часто встречаю высказывание, что он является основателем Урая, но с этим утверждением не согласна. Зольников сюда приехал в 1931 году, в деревню, которая входила в состав Шаимского сельского совета, и рыболовецкая артель уже действовала. Но с тем, что Иван Кузьмич – личность достопримечательная, историческая и легендарная, не поспоришь. Судьба его тесно связана с историей старого Урая.

Иван Кузьмич Зольников впервые увидел Кондинскую землю задолго до революции. Он был батраком у Тобольского купца первой гильдии. И тот отправлял его в извоз – ходить сюда с обозами за рыбой и мясом. Иван – старший сын в многодетной семье – с детства умел и любил трудиться. Ко всякому делу подходил основательно, душу в работу вкладывал. За это хозяин ценил паренька и, несмотря на его юный возраст, доверял не только ответственные поручения по хозяйству, но и ключи от всех амбаров и погребов.

Иван Кузьмич воевал в Первую мировую войну, но по контузии вернулся домой, в деревню Кузьмина под Тобольском. Зольниковы, Филатовы и другие семьи первых урайцев – из тех мест.

В конце двадцатых годов пришел голод. А здесь Иван Кузьмич знал: и рыба есть, и мясо. Если голова на плечах – не пропадешь. Поэтому в эти места и приехал со своей семьей в 1931 году. В Силаву добирались на лошадях и коровах, запряженных в повозки. Поначалу жить было негде, поселились в полуразрушенном заброшенном доме. Вскоре узнали, что в поселке Урай продается хороший дом, который купили за две коровы и одну пару хромовых сапог. Этот дом, построенный в 1918 году, стоит и сейчас в дачном кооперативе «Заречный», в простонародии названном в честь Ивана Зольникова Кузьмичами. Потом сюда поехали его братья, сестры, земляки. После хрущевского укрупнения, когда колхозы объединились, почти все подчинились и поехали на центральную усадьбу в Тап, за сто километров отсюда. А Иван Кузьмич – нет, остался здесь единоличником.

По воспоминаниям жителей, из деревни Урай на войну ушло 24 человека, из них 13 не вернулось. Погибли, пропали без вести. Но в альманахе «Вереск», созданном при поддержке администрации Кондинского района, даны другие сведения: из деревни Урай ушло на фронт 12 человек, не вернулось – 10. Хотя там оговорено, что данное количество урайцев, призванных на фронт, не может быть точным.

Леса и реки кормили фронт

Когда всех здоровых мужчин забрали на фронт, остались одни женщины да старики. Вот на них да на подростках и держался колхоз имени Декабристов. Главной продукцией, которая шла из деревни на военные нужды, была рыба. Основные промысловые угодья колхоза – Малый и Полый Урай, протоки Конды. Рыбу колхоз сдавал государству согласно плановым заготовкам, выполняя и перевыполняя план по добыче рыбы. Зимой на подводах увозили на рыбоконсервный комбинат в Ханты-Мансийск, летом солили колодкой в огромных бочках и отправляли в Нахрачи.

В годы войны жители Кондинского района сдавали план по сбору брусники и клюквы. В Нахрачах был экстрактно-варочный завод. На фронт шли джемы, сиропы, варенье, рыбные консервы. Колхозники покупали облигации государственного займа, сдавали пушнину. И в военное, и в послевоенное время жилось трудно, но с голоду не умирали: кормили лес и речка.

Во время войны по Конде ходил один пароход – «Гашунин». Он перевозил в Нахрачи рыбу и пушнину. Пароход «Гашунин» доходил только до Чантырьи. Там разгружали разный товар, а затем развозили на лошадях или на лодках по селам. Гудок парохода был слышен на десятки километров в округе.

В дни Великой Отечественной войны жители Кондинского района приняли участие в судьбах многих десятков людей из блокадного Ленинграда. Урай не стал исключением – сюда привезли эвакуированных из Ленинграда женщин. Их было немного. После снятия блокады они вернулись домой.

В 1930–40-е годы в Ханты-Мансийском округе стала набирать силу лесопромышленная отрасль. В районе Сухого Бора появился лесоучасток. Он входил в состав Кондинского леспромхоза. Затем на правом берегу стал расти поселок лесников – «второй Урай». Пролегли просеки, ставшие дорогами. По ним потянулись линии электропередачи, пришла жизнь в глухие районы. Заготовка древесины, живицы, производство пиломатериалов, шпал – все это было необходимо послевоенному хозяйству страны. Благодаря организации лесопункта в поселке появились первая школа и первый клуб. До нефтяного бума начала 1960-х годов именно лесозаготовители определяли лицо урайской цивилизации.

Заместитель директора по музейной работе

Культурно-исторического центра Урая Оксана Стрелец


Самые важные новости вы можете найти в нашем Telegram - канале.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен, Viber.
Фотографии сюжета / 1 фото
Комментарии (0)

Авторизуйтесь, или оставьте



Не пропустите важное - в телеграм!

Подписаться