×
Общество
0

«Неважно, кто напротив, важно, кто рядом»

Кто охраняет покой югорчан и для чего бойцам СОБРа знать английский язык?


Сотни успешных спецопераций, награды за мужество и отвагу и круглосуточное дежурство на страже закона. Вот уже 25 лет специальный отряд быстрого реагирования охраняет жизни и покой югорчан. Его создали в 1994 году. Долгое время часть бойцов спецподразделения дислоцировалась в Нижневартовске. С 2017-го СОБР переехал в Сургут. На счету отряда более 20 командировок в самое пекло неспокойного Северо-Кавказского региона. Участвовали бойцы в сложнейших спецоперациях по освобождению заложников, задержанию террористов-смертников, изъятию взрывчатки и наркотиков. На груди офицеров отряда — госнаграды за героизм, мужество и самоотверженность. Их называют элитой наших дней. 

СОБРовцы приходят на помощь в самых сложных ситуациях. О самой мужской работе без пафоса рассказал командир спецподразделения Росгвардии Югры Эдуард Бороздин.

 Много ли желающих попасть в спецотряд и как отбираете новобранцев?
— За 2018 год к нам пришло свыше 70 кандидатов. Отобрали человек десять. Из других подразделений Росгвардии к нам переводятся, сдают физический тест, проходят собеседование с психологом. К гражданским те же требования: служба в армии, профильное образование, желательно юридическое, физический тест и собеседование с психологом. Проверяется способность человека ориентироваться и принимать решения в критической ситуации. Должны быть не только навыки рукопашного боя, а еще и крепкая психика. Потому что у нас офицеры заступают на дежурства ежедневно. Вот это ожидание — когда никто ничего не гарантирует — неизвестно, как все может развиваться и чем закончиться, — это непросто. Человек должен уметь справляться со стрессовой ситуацией. Я не люблю пафос. Но нужно просто соответствовать критериям службы. Это обычная работа, как у других людей, но со своей спецификой.

 Слишком добрых не берете?
— У нас служат обычные люди. У них обычные семьи, жены, дети. Конечно, мягких и податливых здесь не должно быть однозначно. Это просто не их работа. Но у нас дружный мужской коллектив. Большинство бойцов уже имеет опыт командировок, участие в контр-террористических операциях. Девиз нашего отряда: «Неважно, кто напротив, важно, кто рядом». Исходя из этого кредо мы и подбираем кандидатов на службу в отряд. От нас люди уходят только на пенсию по выслуге лет или в связи с реорганизацией — какими-то штатными изменениями. Мне самому трудно представить, как выйду «на гражданку». Устаешь, нагрузка высокая, но палкой отсюда ребят не выгнать. Это самая мужская работа.

 — Как часто в отряде случаются боевые потери?
— За 25 лет командировок на Северный Кавказ и спецопераций у нас не было ни одной потери. Однако не обошлось без утраты здесь, в Сургуте. Один из наших сотрудников погиб в ДТП в ходе выезда на спецоперацию в 2012 году.

 Психологически непросто на такой непредсказуемой работе?
— Не знаю, как для человека с «гражданки», а мы уже адаптировались. Для нас это обычная работа, как у всех остальных. Как бы ты ни спланировал проведение спецоперации, как в любом творческом коллективе, не обходится без экспромтов. И здесь проявляется, насколько человек быстро ориентируется и может оперативно реагировать на ситуацию. В рамках субординации и закона полет творчества безграничен. Я всегда за креатив.

  О каком творчестве идет речь?
— Ни в одной другой работе нет столько творчества, как у нас. Это и актерское мастерство, и оперирование иностранными языками. Если человек кирпич головой ломает — это не наш человек. Боец СОБРа должен быть не только развит физически, но и интеллектуально. К примеру, сейчас в Смоленске проходит конкурс профмастерства среди спецподразделений Росгвардии. Один из этапов — умение допросить пленного на английском языке. Вот и приходится вспомнить курс иностранного языка.
В этом году мы к 25-летию СОБРа планировали приурочить восхождение на Эльбрус. Но в силу обстоятельств получилось, что только часть офицеров смогла съездить. На вершинах Эльбруса и пика Ленина ребята водрузили наш флаг.

  Какие еще хобби у росгвардейцев?
— Мой заместитель, например, марафонец. Бегает по сто километров. У нас есть и дайверы. Это увлечение, но оно может когда-то пригодиться, тем более у нас здесь — Обь-Иртышский бассейн, объекты ГРЭС. Есть бойцы, которые увлекаются дельтапланеризмом и авиамоделированием. Ребята изготавливают авиамодели, которые используют как квадракоптеры. Это все может понадобиться для выполнения задач. А как сформировалось водолазное подразделение Росгвардии в Москве? Нужны были доказательства совершения убийства. Предполагалось, что оружие сбросили в водоем. И нашлись два человека, которые увлекались дайвингом. У них было водолазное снаряжение. Парни погрузились и нашли это оружие.
Как видите, подбор кадров для отряда — это почти селекционная работа. И практически все хобби, как оказалось, носят прикладной характер. У нас есть рукопашники, снайпера-охотники, высокогорники-альпинисты, парашютисты, кайтеры, водители всех видов транспорта. Все навыки могут пригодиться.

  Отряд выезжал на боевые задания за пределы региона?
— Отряд за свое существование привлекался к охране первых лиц государства и высокопоставленных руководителей в северокавказском регионе. Это непростая работа, которая требует умения оперативно реагировать в обстановке и молниеносно ориентироваться в ситуации. А еще знать этнографию и нормы морали местного населения.

 — А в Сургуте все ли спокойно? Или это как раз результат вашей работы?
— Секрета уже нет, об этом все знают, что в четвертом квартале 2018 года в Сургуте задержали участников подполья — сетевой запрещенной в России организации. Работали и в других городах Югры, в том числе в Нижневартовске. Мой заместитель за это был представлен к госнаграде. У задержанного был пояс смертника, и существовала реальная угроза для жизни людей. Благодаря грамотным действиям сотрудников все обошлось без жертв. Работа была сложная. По участию в этой спецоперации оформили материал, чтобы поделиться опытом с коллегами. Обстановка в Югре непростая, отличается от других регионов. Отдельные элементы Югру рассматривают не только, как источник дохода, но и как «спальный район» — место, где можно отсидеться. После различных спецопераций в других регионах выясняется, что «гастролеры» приехали именно из Югры.

  Многих интересует: родственники знают, кем работают их мужья и отцы?
— Бывает, что знают только самые близкие, остальные даже не представляют, где служит человек. Глава семьи может говорить, что в полиции или в Росгвардии без уточнения деталей. Мне-то скрывать лицо нет смысла, потому что у меня публичная работа, взаимодействие с органами исполнительной власти. Нужно присутствовать на встречах, я же не могу приезжать туда в балаклаве [улыбается]. А личный состав в своих семьях — каждый сам решает этот вопрос, я им не запрещаю говорить о своей работе. Они внешне обычные люди. Ничего не должно выдавать их принадлежность к определенному ведомству.

 — Не чувствуется ли какого-то негатива от населения после сюжетов, которые транслируются в СМИ с московских акций протестов?
— В соцсетях мы читаем многое, но у моих друзей неприязни нет. Есть задача защитить гражданское общество от деструктивных элементов, которые пытаются раскачать ситуацию в угоду своим, порой откровенно корыстным интересам. Я по первому образованию историк. И тему терроризма, начиная от восстания декабристов и других, внимательно изучал. Технологии всегда одинаковые. Сейчас только эти попытки подогреваются определенными СМИ и интернет-сообществами. Мы все должны понять — важны мир и стабильность, тогда будет развитие и уверенность в завтрашнем дне.

  Два года, как вы руководите сургутским отрядом. После миллионника — Тюмени вам здесь не тесно?
— Меня назначили командиром в 2017-м году. Я был очень этому рад, потому что сам родом из Югры. Здесь окончил школу, начал трудовую деятельность, был призван в армию Ханты-Мансийским военкоматом... Свое возвращение считаю знаменательным для себя и своей семьи. К тому же здесь очень интересный, хороший профессиональный коллектив: много молодых мотивированных на службу и профессиональный рост бойцов.

«Подбор кадров для отряда — это почти селекционная работа. И практически все хобби, как оказалось, носят прикладной характер»

«Я по первому образованию историк. И тему терроризма, начиная от восстания декабристов и других, внимательно изучал. Технологии всегда одинаковые»

Автор текста: Анастасия Аладинская    Автор фото: Александр Онопа

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии