×
0

Обычная история семьи Торопчаниновых

Держу в руках фотокарточку 77-летней давности… На ней – красивый мужчина… А на обороте слова, залитые кровью: «На добрую и долгую память моей любимой девушке Любви!!! От Кости. Вспоминай порою, если того стою!!! Дарю тому, кого люблю. Любушка!!! Взгляни и вспомни нашу дружбу!». 

О непростой судьбе Константина Петровича Торопчанинова и Любови Трофимовны (в девичестве – Продан) поведали их дочь Лидия Константиновна Хобина и внучка Алена Бабарыкина.
У четы Торопчаниновых было шестеро детей, трое из них умерли в детстве. Сначала дочь заболела менингитом, лекарство не успели привезти. Девочка умерла от воспаления. А затем девятилетний Петя утонул в Оби. В живых остались младший сын, Константин Константинович, сейчас он живет в Ханты-Мансийске, и Лидия Константиновна – она в Нягани.
Семья Любови Трофимовны Продан была раскулачена и выслана из станицы Должанской Краснодарского края в 1931 году в Октябрьский район Остяко-Вогульского национального округа. Ей было десять лет. И ровно через столько же начнется кровопролитная война.
Семья Продан жила в достатке. Глава семейства Трофим Ефимович имел свою бойню, выделывал шкуры и шил оригинальные хромовые сапоги. Детей воспитывала няня-немка, она носила длинную юбку в пол и всегда умывала ребят ледяной водой. От этой неприятной процедуры они начинали громко плакать, а нянька настойчиво приговаривала: «Пойдет только на пользу». Весь тяжелый труд по хозяйству выполняли два батрака. 

«И началась ужасная жизнь» 
Когда пришли раскулачивать зажиточных крестьян, Любе было десять лет, Вере – пять, а Пете – четыре. Их отца и других казаков отправили на десять лет в Красноярский край. Маму, бабушку и детей отправили в неизвестном направлении…
 – Когда их выселяли, попалась добрая комсомолочка. Пока уполномоченные описывали скот, она сказала бросить в сундук перину и теплую детскую одежду, так как их повезут далеко. А когда те потребовали показать сундук, комсомолка сказала, что все проверила, там ничего ценного нет, – вспоминает Лидия Хобина. 
Именно благодаря доброму сердцу той девушки они и остались живы. Любовь Продан до конца своих дней молилась богу за здоровье комсомолочки, ведь из-за голода и холода многие умирали, не доехав до места ссылки. 
После ареста всех погрузили в вагоны, в которых переправляли скот. Почти всю осень их везли поездом, а потом погрузили на баржу и отправили дальше по реке. Конечной станцией переселенцев стал поселок Быстрый Октябрьского района. Тут их и поселили. Для жилья быстро сколотили бараки: «И началась ужасная жизнь! Маму, ей тогда было всего 11 лет, погнали на рыбную ловлю. Бабушка Ульяна обезножила и заболела цингой». 
В то время они в полной мере ощутили и голод, и холод, поскольку барак был весь в дырах, которые приходилось постоянно чем-то затыкать. Главным добытчиком пропитания для семьи из четырех человек стала старшая из детей – Люба. В дождь и снег она ходила на реку и помогала рыбакам в надежде получить в благодарность хоть какую-то рыбешку.  Детские руки ежедневно с утра до позднего вечера вытаскивали из ледяной воды сети и вынимали поймавшуюся рыбу.
Однако щедрых людей было очень мало: «А если попадался хороший мастер, добрый человек, он говорил: «Девки, щурогаечку суйте в карманы своих шароваров. Если вас вдруг поймают, я ничего не знаю!». И они так были рады принести эту рыбку домой. Это было для них великим счастьем… Мама всю свою жизнь так и любила высушенную, ржавую щуку, а не муксуна и стерлядь, потому что в войну для кого-то это был праздничный деликатес, а для них, голодающих, – единственная еда на столе», – вытерев слезы и восстановив порывистое дыхание, продолжила историю Лидия Константиновна.  

Посмертно награжден, когда стучало сердце
Константин Петрович Торопчанинов ушел на Великую Отечественную войну двадцатилетним. Молодой, красивый, с гармошкой в руках. Он был среднего роста, стройный, с черными волосами и зелеными глазами.
– Нос и мускулы у него были настоящие, мужские, а руки цепкие, точно из веревок связаны, – рисует милый образ отца Лидия.
Пункт сбора был в Омске.  Из Октябрьского до места назначения их перевозили на барже.
– Он был в первых рядах, с гармошкой, такой красивый уходил, а вернулся через четыре года хромой, без зубов (зубы выбили прикладом в рукопашном бою), – рассказывает дочь сержанта Торопчанинова. – Он был трижды ранен.  И последнее ранение 22-летнего солдата было очень тяжелым… 
Константин воевал на Волховском фронте. Выполняя боевую задачу 19 июня 1942 года, автоматчик-десантник проявил себя как храбрый и смелый воин Красной армии, получив ранение, он не сдался противнику. Истекая кровью и превозмогая сильнейшую боль, стиснув зубы, сержант зажал в своих немеющих руках автомат и в одиночку вел бой, пока не потерял сознание. Его засыпало опаленной землей. Сколько он пролежал там, неизвестно.  
Родителям пришла похоронка, что он погиб под обстрелом, отважно защищая Родину. За этот героический подвиг Торопчанинова посмертно наградили Орденом Красной Звезды. Вот что сказано в описании боевого подвига: «Ведя сокрушительный огонь из автомата, расстреливая противника, выгнанного из блиндажей и окопов, несмотря на то что был ранен, не покинул поля боя и продолжил вести бой. Уничтожил 40 фашистов. Будучи связным, под сильным огнем из танков противника выполнял все поручения быстро и своевременно. Как храброго в бою, проявившего преданность нашей Родине, представляю к правительственной награде посмертно Орденом «Красная Звезда». 
Но, к счастью, он не погиб! Похоронная команда откопала тяжелораненного бойца, чье сердце продолжало биться. Так он оказался в госпитале, долгое время не мог прийти в сознание. Военные врачи неустанно боролись за его жизнь и старались сохранить бойцу ногу.  И только год спустя, когда Константин Петрович пришел в себя, родным сообщили, что он жив. А формулировка «посмертно» так и осталась в наградных документах.
С особой благодарностью говорит Лидия Константиновна о полевых хирургах, которые сохранили ее отцу не только ногу, но и детородные органы. В том отважном сражении Торопчанинов получил контузию. 
О войне Константин Петрович не говорил. А когда его просили сделать это, он тут же вскакивал и уходил из комнаты. 
– Единственное, что он мне однажды рассказал (что я запомнила на всю жизнь), – про ракетные установки «Катюши».  Я тогда еще маленькая была, и все твердила, что мне страшно. А он ответил мне: «Ты не представляешь, как это страшно! Когда нам на фронт привезли ракетную установку и дали залп. Мы попадали, думали, что в ад попали!  Было так страшно! Горело все кругом, все! А когда очнулись – гадалили, мы на земле или в аду?». 

Счастливая семейная жизнь послевоенных лет
Константин и Любовь поженились практически сразу после войны, в июне 1945 года. Их любовь прошла испытание временем. Несмотря на все тяготы, выпавшие на их долю, они сохранили это трепетное чувство до конца своих дней, научив детей и внуков жить по велению сердца. 
Внучка Торопчанинова Алена Бабарыкина вспоминает, что дедушка был настоящим модником: носил шляпы, рубашки, водолазки по горло, длинное пальто. И никогда не выражался нецензурно. 
До последнего дня Константин и Любовь жили отдельно от детей. Он работал начальником планово-экономического отдела сначала в Октябрьском, позднее ему предоставили квартиру в Ханты-Мансийске. Из командировок он привозил жене французские духи, красивую посуду, холодильник, пылесос и даже модный фикус стоял у них на кухне. 
– Мне подарил говорящую куклу, помню. И колготки. Так я не знала, как их надевать. Мы тогда понятия не имели, что это такое, чулочки только носили. А какие поздравления он писал маме с 8 Марта и днем рождения! Не каждый мужчина на такое способен был в то время. Он очень маму любил! – с теплотой говорит Лидия Константиновна.

Мистика или предвидение? 
Умер Константин Петрович в 1995 году в возрасте 73 лет.  Лидия Константиновна с грустью вспоминает, что ее отец постоянно говорил: «Я доживу до 50-летия Победы – и все!». 
Так и произошло… 
– 9 Мая мы отпраздновали День Победы, а 11 мая он умер… А полгода спустя (7 ноября) умерла и мама, – вспоминает Лидия Константиновна. 
Здоровье ветерана Великой Отечественной войны было подорвано после того, как вор прокрался в квартиру и срезал с пиджака все боевые награды отважного Торопчанинова… 
«Любушка! Взгляни и вспомни!» – эти кровавые строчки из «Электростали», датированные 27 марта 1943 года, и фото молодого защитника нашей Родины – единственное, что осталось потомкам на память о тех страшных боях, которые до последнего дня отзывались мучительной болью в глазах, словах и сердце югорского солдата.

Проект «Наследники Победы» реализуется при грантовой поддержке Департамента общественных связей Югры

Теги статьи: #Наследники Победы

Автор текста: Дарья Вейраух   Автор фото: Из семейного архива

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии