90.4510   $ 75.2567





×
Общество
0

Спасали кота Тимофея и вытаскивали людей из депрессии

Как проект Югорского гуманитарного корпуса неожиданно распространился на всю Россию


В эти дни проект отмечает очередной важный рубеж — исполняется ровно два месяца со дня первой просьбы о помощи. За это время волонтеры Югорского гуманитарного добровольческого корпуса отработали уже четыре тысячи заявок. То есть помогли четырем тысячам семей. Причем не только в регионе, но и в других областях и округах. В помощи не отказали никому. А сигналы SOS приходили из Башкирии, Дальнего Востока и, вообще, из самых разных уголков страны. 


«Нечего кушать, мы с котом погибаем»
— Помогите, — обратился в штаб гумкорпуса однажды дедушка из глухой башкирской деревни Турачи. История Ягсуфа Гарифяновича была похожа на сценарий кинофильма. Грустный сценарий. Инвалид живет в избушке вместе с котом Тимофеем. На всю деревню работал один магазин, который обеспечивал продуктами селян. В начале апреля из-за пандемии поставки прекратились, и он закрылся. Каким-то неведомым образом дедушка отыскал номер югорских волонтеров.
— Помогите, нам нечего кушать, мы с котом погибаем, — сказал инвалид.
Добровольцы не могли проигнорировать просьбу. Находясь за тысячи километров от этого села, югорчане отыскали неравнодушную соседку. Женщина Фарида откликнулась на призыв и съездила в ближайший (это условно, он за несколько километров от деревни) работавший магазин.
Югорчане скинулись деньгами, перевели их соседке. А она привезла продукты дедушке и коту Тимофею. Волонтеры дозвонились и до администрации. И теперь пенсионер вместе с котом под надежным присмотром. А Фарида с тех пор присылает в Югру фото-приветы от благодарных башкирцев.
В другой раз за помощью обратилась многодетная семья с Дальнего Востока. Решили и их вопрос. Потом еще как-то звонили москвичи и спрашивали, нет ли югорских волонтеров в столице? Да много разных историй за какие-то два месяца услышали на горячей линии. За время пандемии волонтеры Югорского гумкорпуса появились не только на Дальнем Востоке или в башкирской деревне Турачи, но и в Пензе, и в других населенных пунктах нашей огромной страны. 
— Отказать в помощи мы не могли никому, и добровольцы включались, искали контакты и решали вопросы, — рассказал руководитель гуманитарного добровольческого корпуса Югры Эдуард Логинов. — Мы всегда работаем по ситуации в стране, регионе, за рубежом. Нам не привыкать перестраиваться и делать то, что сегодня востребовано. В других регионах хуже настроено взаимодействие между органами власти и жителями. Людям некуда было обратиться, и они попали на горячую линию добровольцев Югры. Нам удалось сформировать центр приема и обработки заявок. Все понимают алгоритмы, куда перенаправлять запросы. В каждом муниципальном образовании есть координаторы, есть отдельная горячая линия для добровольцев, чтобы решать форс-мажорные ситуации.  

«Важно оставаться человеком»
Волонтер Богдан Лебеденко с первых дней пандемии в этих самых добровольческих рядах. В марте редакция «СТ» провела вместе с ним почти весь день. За два месяца его взгляды на жизнь, отношение к людям не изменились.
А вот у его подопечных на душе точно стало теплее, а в глазах — больше доверия. Правда, сейчас Богдана вернули на работу и отдавать все свои дни, как раньше, волонтерству он уже не может. Но все равно его не бросает.
— Сейчас более глобальными вещами занимаюсь: помогаю в доставке масок и других СИЗов из городов через друзей в транспортных компаниях, — делится Богдан. — Люди, которым помогаешь, дарят позитивное настроение. Есть уже постоянные «клиенты»-друзья. Бабушки просто так звонят — узнают, как дела. Они же любят пообщаться, стремятся отблагодарить, приглашают покушать, конфету, пирожки пытаются вручить. Но нам нельзя, к сожалению, их брать. Вообще, приятно осознавать, что можешь кому-то помочь. Сейчас очень важно оставаться человеком. Я говорил тогда и все так же считаю, что мой пример для кого-то покажется правильным, и тогда у людей появится вера в добро. Вера, что существуют неравнодушные люди. Современный мир очень жестокий и конкурентный, в нем мало осталось человечности. Нам нельзя ее растерять.
А ведь старики, чего уж скрывать, бывает, и вредничают… Кефир, к примеру, просят только из «Магнита», а колбасу — из «Пятерочки». И лекарства — из аптеки на окраине города, что подешевле… И волонтеры не спорят…

Колоссальный труд
Проект гуманитарного корпуса развивался и адаптировался под жизнь людей. Сначала волонтеры просто доставляли продукты и лекарства. Потом появилась юридическая и психологическая службы. Они особенно оказались востребованы. Журналисты вместе с врачами, политиками и другими медийными лицами, конечно, призывают всех-всех оставаться дома.
Особенно трудно на самоизоляции старшему поколению. Тем, кому за 65, пришлось уйти в затворы первыми. У некоторых после месяца добровольно-принудительного самоареста началась депрессия. Тогда нашлись волонтеры-психологи.
За два месяца горячая линия, изначально созданная для добровольцев, переформатировалась в «телефон доверия», «книгу жалоб» и «скорую помощь». Звонят не только пенсионеры, многодетные, инвалиды, а порой и просто обычные граждане, потому что уверены, что на том конце провода людям не все равно, что у них за беда.
— Звонили как-то с вопросом: у меня болит сердце, как вы думаете, куда мне обратиться, в поликлинике трубку не берут. Человеку в этот момент нужно подсказать, направить его, поддержать, — поясняет руководитель штаба добровольцев Югры Светлана Басова. — Наши волонтеры занимаются этим делом в свободное от работы время. Дежурят в аэропортах и на ж/д — меряют температуру, даже по ночам. Помогают развозить бесплатные продуктовые наборы или подарки ветеранам, или что-то еще… Представьте, как это — за день обработать вместе с соцслужбой порядка 400 заявок. Объехать столько адресов — это колоссальный труд.

Запал не пропал
— В общественной деятельности мы уже 20 лет, — подсчитывает Эдуард Логинов. — Запал не пропал. Даже если будет и больше заявок, добровольцы справятся. Ситуация показала, что в Югре много отзывчивых людей, которые могут прийти на помощь. Пандемия их обнаружила. Эта ситуация объединила близких по духу людей, многих познакомила. Кто-то реализовывал схожие проекты, здесь они познакомились, объединились и теперь шагают нога в ногу. В дальнейшем это приведет к большей активности гражданского общества. Это хорошо.
Сам гуманитарный корпус сейчас отложил все контактные проекты, которые планировались у волонтеров этой весной. К примеру, в регионе должны были пройти большие учения добровольцев. Но осваивать теорию пока что пришлось в «боевом» режиме на практике. Прошло два месяца режима повышенной готовности — все югорские добровольцы в строю. Упавших нет. А в других регионах даже просятся на «мастер-классы» по созданию такой отзывчивой и гармоничной волонтерской матрицы.
— Поступил запрос — практику гуманитарного корпуса проектировать и на другие регионы. Но у нас работы пока хватает здесь. Так что сейчас востребованность нашей практики есть. Проект показал свою дееспособность. Вообще, проект гуманитарного корпуса действительно создан в целом для работы в России. Ситуация с пандемией показывает, что проект состоялся, и его можно потихонечку начинать проецировать на другие регионы.
Хотя этот процесс, можно сказать, уже вышел из-под контроля. И самостоятельно продолжает развиваться, в том числе, и за пределами Югры. Запал не пропал даром. Волонтерство быстрее коронавируса распространяется по всем регионам страны. Источником добровольчества стала Югра.

Автор текста: Анастасия Аладинская

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии