×
Спорт
0

Спортивные рекорды сенатора Исакова

19 августа 2000 года, ровно 20 лет назад, спортсмен из города Югорска Эдуард Исаков побил рекорд Европы в жиме штанги лежа в своей категории, подняв вес 272,5 кг, и завоевал свою первую международную награду — стал чемпионом Европы. Тогда его имя прогремело на всю Россию — это был первый российский пауэрлифтер, преодолевший вес в жиме 270 кг на официальных соревнованиях.

Он заявил о себе и во всем мире, теперь спортсмена из Ханты-Мансийского округа знали лучшие жимовики и уже стремились превзойти его результат. Сегодня Эдуард Исаков вспоминает о своих давних спортивных победах уже в качестве сенатора, члена Совета Федерации ФС РФ от Югры.

— Эдуард Владимирович, вернемся на 20 лет назад, в 2000 год. Эта дата стала знаменательным событием в мире российского пауэрлифтинга, благодаря вашему рекорду. Тяжело было быть первопроходцем, когда готовишься показать результат, который никто никогда не преодолевал?

—Психологически сложно брать новые веса. Я никогда в спортивной карьере не ставил своей целью стать чемпионом России, Европы или мира. Это получалось параллельно моим стремлениям. Цель была другая — поднять определенный вес. Когда я делал первые шаги в пауэрлифтинге, ориентирами для меня были Джефф Макгрудер и Владимир Миронов. Американец Макгрудер в категории до 110 кг поднимал штангу весом 290 кг. Миронов в середине 90-х годов на неофициальных стартах преодолел вес 270 кг. Тогда я поставил себе цель побить рекорды этих людей, что, в конечном счете, и удалось сделать, но в другой весовой категории (улыбается), так как я выступал уже до 125 кг. На чемпионате Европы я боролся с собой и был сам себе соперником.

image-19-08-20-09-42-5.jpeg

По итогам чемпионата России, который предшествовал чемпионату Европы, отставание от меня спортсмена, который занял второе место, было 17,5 кг. При этом соперники были тяжелее меня. И на Европе — также было серьезное отставание. Жим лежа — это одно движение, дается три подхода, и здесь даже 2 кг превосходства в весе уже считается большим. Сейчас многие сравнивают мои результаты с сегодняшними атлетами, но дело в том, что очень сильно изменилась экипировка. В те годы экипировка практически не давала спортсмену возможность поднять вес больше, чем он может без нее, она немного страховала его от травм. Сейчас правильное использование экипировки может давать плюсом отдельным спортсменам до 100 кг поднятого веса. Чемпионат Европы 2000 года был моим первым международным стартом, и для меня эта медаль самая дорогая, эти старты — самые важные и запоминающиеся.

Чем же они особо вам запомнились?

— Это было в Финляндии, в городе Каяани. Выступали пауэрлифтеры из 27 стран. Представители федерации Финляндии спросили у спортсменов, сможем ли мы выступать, используя только 20-килограммовые блины на штанге, так как они голубого цвета и тем самым будут символизировать флаг страны. Все согласились. Вообще, традиционно сначала используют 25-килограммовые блины, они красного цвета, затем 20-килограммовые и т.д. Для меня было непривычно так поднимать штангу. Вроде вес тот же, но штанга максимально наполнена блинами и чувствуешь ее по-другому. Профессиональный спортсмен это поймет. По итогам чемпионата второе место занял австриец, третьим — поляк. К своему удивлению, я очень легко выиграл чемпионат Европы. Для выступающих я был новым спортсменом, меня в то время никто не знал на европейской арене. И в этот день узнали не только меня, но и где находится Ханты-Мансийский округ. Дело в том, что тогда я носил одежду 58 размера и поехал в костюме, который был индивидуально сшит для меня швейной фабрикой «Газпром трансгаз Югорск», и на спине было вышито не «Россия», как обычно у сборной команды страны, а «Югорск». Ко мне подходили спортсмены и спрашивали, что за страна такая Югорск (улыбается). После чемпионата Европы я понимал, что мои соперники теперь на меня настраиваются. У меня была цель — поднять 300 кг, и я к ней потихоньку шел.

image-19-08-20-09-42-2.jpeg

— Профессиональный спорт требует от спортсмена максимальной отдачи, непрерывной подготовки. Но вы также известны как тренер спортсменов с инвалидностью, которые достигли высоких результатов в спорте, стали чемпионами России, Европы, мира. И все это шло параллельно с вашей спортивной карьерой. Я думаю, вы единственный спортсмен, который, будучи профессионалом, готовил своих спортсменов на таком же высоком уровне. У меня вопрос: «Как такое возможно?».

— Это было непросто, с одной стороны, но в то же время помогало мне в собственных тренировках. Я тренировал как здоровых спортсменов, так и инвалидов. Когда я начал тренировать, то видел со стороны ошибки своих учеников. У меня был индивидуальный подход к каждому спортсмену, я чувствовал их и знал, какая техника кому подойдет. Мне важно было поставить максимально идеальную технику жима, как им, так и себе. И потом, на соревнованиях, несмотря на то, что я выступал в тяжелой категории, спортсмены из средних категорий приходили и смотрели, как я выполняю жим.

2000 год был очень напряженным. Одна моя спортсменка была в сборной России и готовилась к выступлению на Паралимпийских играх в Сиднее. Четверо воспитанников готовились к первенству России по пауэрлифтингу среди здоровых спортсменов и шестеро — к чемпионату России по паралимпийскому пауэрлифтингу. Это, конечно же, накладывало определенные сложности на мою личную подготовку. Что касается спортсменов-паралимпийцев, то в то время ни о какой безбарьерной среде никто не слышал. Спортивные объекты не отвечали требованиям строительных норм и правил, сложно было перевозить колясочников, спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата. Я с ними ездил на региональные соревнования, чемпионаты России. Сначала выводил своих спортсменов, потом выступал сам среди здоровых спортсменов, и всегда чувствовал их поддержку, они давали мне силу, верили в меня, я чувствовал их затылком на помосте и не мог разочаровать. Тренировались мы в совсем не комфортных условиях, но достигали своих целей. Я стал чемпионом Европы, занимаясь в зале с самодельными тренажерами, где не было душа. Нам для занятий выделили ветхое деревянное здание бывшего магазина и предложили там тренироваться до его сноса. В этом здании было крылечко, а, значит, возможность соорудить пандус для инвалидов. В других спорткомплексах это было невозможно. Мы с удовольствием взяли себе это здание, сами переслали полы, сделали самодельные помосты и тренажеры для пауэрлифтинга, часть блинов. Туалет был уличный, мы его утеплили, сделали там самодельные поручни. И были довольны. Сегодня в Югорске шикарные условия для занятий спортом, в том числе адаптивным.

— Будучи спортсменом и тренером, думали ли вы, что когда-то свяжете свою жизнь с политикой?

— В 2000 году я точно об этом не думал. Был сосредоточен на реабилитации людей с инвалидностью, на создании условий для их занятий; начал практиковать выезды по региону с мастер-классами. Меня со спортсменами приглашали в Нягань, Урай, Ханты-Мансийск. На крупных мероприятиях я сам выходил с показательными выступлениями. Тогда я активно пропагандировал паралимпийское движение, демонстрировал, что люди с инвалидностью могут и хотят активно заниматься спортом, и это способствует их социализации. Я ходил по всем школам города Югорска, приглашал ребят заниматься пауэрлифтингом. Работал со здоровыми и инвалидами. Создал первую инклюзивную группу спортсменов. Ребята общались, дружили, тренировались вместе. Мои ученики по здоровым также добились определенного успеха в спорте — я воспитал два мастера спорта России, два мастера спорта международного класса. В 2000 году отправил на окружной конкурс «Золотое будущее Югры» свой проект о создании учреждения по адаптивному спорту. Но на муниципальном уровне он был утерян. В 2004 году, после ухода из профессионального спорта, вернулся к этой идее, однако тогда меня не поддержали. Открыть Региональный центр адаптивного спорта удалось лишь в 2006 году, и это была не менее важная для меня победа.

image-19-08-20-09-42-4.jpeg

— Ваш уход из спорта был запланирован?

— Не совсем. Я планировал уходить в 2004 году. Тогда чемпионат мира должен был проходить в США. И мне хотелось победить американцев в их стране — на родине пауэрлифтинга. Я побеждал уже их на других мировых стартах, но хотелось уйти из спорта после победы в Америке. Планам моим не удалось осуществиться. В 2003 году я попал в автомобильную аварию, получил серьезные травмы, которые поставили крест на моих тренировках. Два года восстанавливался. Сейчас занимаюсь в свободное время, чтобы функционировало сломанное плечо.

— Спустя годы в вашей жизни есть какая-то связь с пауэрлифтингом?

—Ежегодно в Югре мы с Алексеем Воробьевым — моим другом по сборной команде России, проводим «Кубок чемпионов» по пауэрлифтингу, это первые инклюзивные соревнования в России. На этих стартах соревнуются здоровые спортсмены и люди с инвалидностью по правилам паралимпийского пауэрлифтинга. В них принимают участие, в том числе и спортсмены, с которыми я сам выступал — чемпионы мира Юрий Хуажев и Владимир Максимов.

— И напоследок, секреты от чемпиона и рекордсмена мира для начинающих жимовиков.

— Особых секретов нет. Я старался развивать гибкость, чтобы мышцы не были закрепощены, часто использовал на тренировках технику паралимпийского жима — ноги клал на скамью, чтобы максимальная нагрузка была на дельтовидные мышцы, мышцы груди и спины. В то время экипировка была в дефиците, я тренировался без нее, берёг, может, благодаря этому, и не было травм. Главное — не форсировать нагрузки, не бояться соперников и постепенно идти к своей цели.

Теги статьи: #Эдуард Исаков

Автор текста: Служба информации   Автор фото: Из личного архива

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии