61.8322   $ 60.7552




×
Общество
0

И на Севере есть теплота

Читать «Новости Югры» в

Урай стал второй родиной для многих таджикистанцев


Покидать родину, да еще и насовсем, очень тяжело. Но бывает и так, что человек чувствует себя на чужбине лучше, чем там, где появился на свет. Это особенно удивительно, если край, куда он приехал, резко отличается от родной земли и по климату, и по традициям, и по умонастроениям людей. Но факт остается фактом: многие граждане Таджикистана, прожившие там немало лет, навсегда поселяются в Урае, считая его своей второй родиной. Что же тянет южан на Север?

Встречают как родных

По данным председателя таджикистанской диаспоры в нашем городе Рахимбоя Фозилова, в Урае проживают 48 его соотечественников. Почти все они либо уже приняли российское гражданство, либо сделают это в скором времени. В прошлом году на заработки в наш город приехали аж 260 таджикистанцев.

– В 2020-м их могло бы стать больше, – уверяет Рахимбой Фозилов. – Пандемия помешала: прибыли только 16 человек. Всем известна поговорка: приехал на Север на время, а остался навсегда. Вот и мои земляки сначала думают исключительно о заработке, живя на два государства, а позже – об окончательном переезде в Урай. Конечно, южным людям здесь довольно холодно, особенно зимой. Но их согревает теплота местных жителей. В Урае и спокойнее, и безопаснее, и есть возможность заработать – уровень жизни намного выше, чем у нас на родине.    

Южане приезжают сюда бригадами из четырех–семи человек. О том, что требуются рабочие (чаще всего на стройках), узнают из интернета. Затем бригадир звонит потенциальному заказчику и выясняет условия работы. Если они устраивают (а по-другому практически не бывает), таджикистанцы перекочевывают в Урай. По словам одного из них, представившегося Алишером Абдуразаковым, у каждого на первое время должна быть с собой сумма, эквивалентная 30 тысячам российских рублей.

– Сначала нужно пройти медосмотр, – продолжает он на чистейшем русском языке. – Потом – сдать экзамен на знание русского языка. После этого – ехать в Ханты-Мансийск за патентом. Для его продления нужно ежемесячно платить около пяти тысяч рублей. Еще 8 000 (правда, один раз) надо отдать за экзамен. На медосмотр (тоже единожды) – четыре с лишним. Но все эти затраты быстро окупаются. При нормальной работе, если не «косячить», можно получать в месяц тысяч 40. А главное, во всех инстанциях нас консультируют вежливые и обходительные люди. Не отфутболивают, мол, приходите завтра.

«Накосячить», как выразился Алишер, можно непроизвольно и без всякого умысла. Настоящих строителей среди южан раз, два и обчелся. Необходимые навыки уже здесь приобретают представители самых разных профессий вплоть до преподавателей иностранных языков. Ошибиться на ровном месте бывшим гуманитариям немудрено. Но и осваиваются они довольно быстро.

Одна из таких бригад специализируется на ремонте крыш. Она состоит из пяти человек. Чаще всего им приходится менять листовые покрытия.

– Начинаем в девять утра, а заканчиваем в пять вечера, – говорят рабочие. – Пока все листы не поменяем, выходных у нас не будет. Отдохнем пару дней перед тем, как нас на другой объект перекинут. Либо на стройку, либо снова на крышу. Но таких свободных дней очень мало.

Благо по окончании рабочего времени эта бригада, как, впрочем, и другие, восстанавливает силы в нормальных условиях. Живут они в «двушках», порой крупногабаритных, с мебелью и техникой, или на отапливаемых дачах. В ванной из крана бежит горячая вода. Остается только порадоваться за этих людей. В Екатеринбурге я своими глазами видел, как в восьмиметровой убогой комнатушке общаги обитали… пятеро их соотечественников. А таких комнат в секции было четыре.

– Урай – спокойный, дружелюбный, гостеприимный город, – резюмирует Рахимбой Фозилов. – Поэтому даже в отпуске в гостях у родни очень скучаю и хочу быстрее вернуться. Это же касается моих земляков.

Self-made woman

Одно время российские журналисты любили употреблять английское словосочетание «self-made man», что в переводе означает «человек, сделавший себя сам». Хозяйку сразу нескольких городских магазинов Хуршиду Айматову в таком случае можно назвать «self-made woman». Азы торговли она осваивала в Урае без всякой теории, а сугубо на практике, самоучкой.

Она родилась и окончила школу в городе Табашаре Ленинабадской области Таджикской ССР. После распада Советского Союза в этой республике началась гражданская война, длившаяся почти до конца 90-х. Она привела к дефолту и фактически полному обрушению экономики.

Жить на родине людям стало невмоготу, и в 1998-м семья почти в полном составе переехала в Урай, где к тому времени уже обосновались ее табашарские знакомые. Хуршида с мамой и сестрой торговала в разных районах города семечками, привезенными с родины, орешками и сухофруктами. А ее брат готовил матери и сестрам еду. Семья снимала двухкомнатную квартиру.

– Люди здесь оказались очень душевными и приветливыми, – вспоминает Хуршида Айматова. – Помогали чем могли на первых порах. Домой к себе приглашали чайку попить. Да и сам город понравился. Хотя, не скрою, мне было непросто. До этого никогда не доводилось торговать. Даже стеснялась и стыдилась этого.

Торговля шла ежедневно без выходных. Приходилось выходить на улицу даже в холода, к которым люди из солнечной страны долго не могли привыкнуть. У Хуршиды сильно болели отмороженные руки и лицо. Дважды в год семья ездила на родину. Пока ее не было, некоторые покупатели, ставшие постоянными, начинали скучать по Айматовым.

Продажа семечек, орешков и сухофруктов длилась три года. После замужества Хуршиды в 2001-м началась торговля вещами. Понадобились куда-более серьезные деньги. Да и на улицах там, где пожелает продавец, тогда стоять уже не разрешали. Пришлось перебираться на рынки. С приобретением нашего гражданства проблем у Хуршиды не было: ее супруг – тоже родом из Ленинабадской области – имел российский паспорт. Какое-то время жизнь на две страны продолжилась. Но вскоре Урай стал местом постоянного жительства Айматовых. Если их старший сын родился в Таджикистане, то трое дочек – уже в нашем городе.

А вскоре наступил третий этап урайской жизни Хуршиды, длящийся по сей день – открытие своего бизнеса. Он был сопряжен с риском. Пришлось брать кредит, чтобы арендовать небольшое помещение для магазинчика. Денег постоянно не хватало. Работа шла даже ночью. Но риск оправдался. Покупателям полюбился обходительный продавец, чувствовавший, на что именно у потребителя есть спрос. У Айматовой резко увеличился заработок, позволивший сначала погасить кредит, а затем – расширить сферу услуг. Сперва появился один – уже просторный – магазин. Потом еще два: вещевой и продуктовый. А тут и государство начало выдавать хорошие субсидии на детей. Все это позволило приобрести собственное комфортное жилье. Хуршида постоянно изучала конъюнктуру рынка и степень востребованности тех или иных товаров у людей. Это позволило правильно определять, на что и когда делать скидки.

Бизнес вышел на качественно новый уровень. Не заставили себя ждать и постоянные покупатели, которым понравился вежливый персонал магазинов Айматовой и качественный широкий ассортимент. Сама Хуршида теперь занимается руководящей работой.
В ее подчинении 15 продавцов. В их числе – муж и брат.

– Урайскую землю считаю своей, – улыбается женщина. – Именно она помогла мне встать на ноги.

Фото автора


Самые важные новости вы можете найти в нашем Telegram - канале.

Мы знаем, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс.Дзен, Viber.
Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Юрий КРУЧИНИН

Комментарии (0)

Авторизуйтесь, или оставьте



Не пропустите важное - в телеграм!

Подписаться