89.6249   $ 73.9968





×
Общество
0

Нет безымянных солдат!

Урайские поисковики обнаружили четверых советских бойцов


Меня давно интересовали подробности поисков погибших в боях Великой Отечественной войны солдат. Каким образом они проходят? Насколько все это сложно и трудоемко? Как долго длится работа во время одной экспедиции? Какие ощущения поисковики испытывают при обнаружении бойцов? В Урае лучшего собеседника, способного ответить на все эти вопросы, чем командир городского поискового отряда «Возвращение» Василий Мозолевский, наверное, не найти. Благо и сам он дал повод для встречи. Недавно Василий и его сын Егор вернулись из Тверской области, где они нашли четверых советских солдат. После чего и состоялся наш разговор с командиром «Возвращения».  

Сразу понял: поиск – мое дело!

Он начал заниматься поисками пропавших без вести советских солдат в 2012 году, когда пришел работать с кадетами в школу № 5. Там как раз был организован отряд «Патриот».

– Вот и мне тоже захотелось окунуться в эту сферу, – объясняет собеседник. – О ней я тогда, можно сказать, слышал краем уха. Смотрел, конечно, фильмы про войну, изучал историю, читал художественную и документальную литературу. Но дальше этого дело не доходило.

С «Патриотом» Василий Мозолевский впервые и выехал в поисковую экспедицию в Ростовскую область. Человек, возглавлявший тогда отряд, заболел. Руководителем делегации назначили Василия, чему он был очень рад, ведь именно в то время его интерес к этому занятию повышался день ото дня.

– Мне говорили перед этим, что человек, съездивший на поиски пропавших воинов в первый раз, уже во время экспедиции делает ясный для себя вывод: его это дело или нет, – вспоминает Мозолевский. – Я сразу же понял – мое. Хотя, оказавшись там, еще не имел представления о масштабах этого движения.

Это, впрочем, неудивительно. Ведь чтобы иметь право называться поисковиком, нужно пройти фактически профессиональную подготовку: изучать боеприпасы, оружие тех лет, быт солдат, тактику наступательных и оборонительных боев, архивные документы. Это поможет восстановить картину сражения на месте поиска и отличить, скажем, блиндаж от землянки, а окоп от воронки.

С отрядом «Патриот» Василий Мозолевский выезжал в Бельский район Тверской области. Контакты с тамошними поисковиками и властными структурами урайцы установили и наладили на вахтах памяти. В первый раз наши земляки приехали в город Белый весной 2017 года. Им тогда помогали местные поисковики.

– Практически сразу все мы нашли двоих бойцов, – говорит Василий. – А в августе того же года «Патриот» отправился в самостоятельную экспедицию. Маршрут был весьма трудоемкий, с несколькими пересадками: в Устье-Ахе, Екатеринбурге, Москве, станции Нелидово. Оттуда добирались до Белого. А уже там после ночлега нанимали трактор с телегой, и нас везли в лес примерно километров 30. Ближайший населенный пункт находился в 17 км от нашего лагеря. Мы брали с собой лопаты, металлоискатели, щупы, секаторы. Спали в палатках.

Не бывает «выбитых» мест

В прошлом году Василий Мозолевский уволился из школы. Но поиск погибших воинов запал ему в душу. Он решил для себя окончательно и бесповоротно искать и поднимать бойцов и впредь. Однажды на захоронении Василий услышал слова, с которыми нельзя не согласиться: «Нет безымянных солдат!» И пусть их имена удается выяснить далеко не всегда. Те, кого находят, в самом деле, уже не пропавшие без вести.

Откровенно говоря, трудностей урайским энтузиастам хватает. Городской поисковый отряд «Возвращение» им пришлось создавать с нуля. Источники его финансирования они ищут до сих пор. Пока приходится ездить в экспедиции на свои кровные. В отряд входят выпускники той же школы № 5. Но в самые удобные месяцы для экспедиций они заняты на новых местах учебы. Однако инициативу об организации «Возвращения» единогласно поддержали руководители поисковых отрядов Югры, что стало для Василия Мозолевского серьезной моральной поддержкой.       

– В этом году я планировал две экспедиции, – продолжает он. – К сожалению, весной выехать было невозможно. Осенью экспедиция все же состоялась. Только участников поездки оказалось лишь двое: мой сын Егор, обучающийся в 11-м классе, и я сам. Фактически этот выезд стал первым для нашего отряда. Мы отправились в уже хорошо нам известную Тверскую область. Работы там предстоит еще непочатый край. У поисковиков есть фраза: «Не бывает «выбитых» мест». То есть нельзя сказать, что на какой-то территории найдены все погибшие воины. Такого, наверное, еще долго не будет. Вроде бы ты все уже проверил, а после тебя могут приехать люди и обнаружить то, что не нашел ты. Правда, поверху, на голой земле, можно сказать, собрано почти все.

Перед последней экспедицией отец и сын Мозолевские созвонились с друзьями из Белого. Решили посетить еще и Ржевский район той же Тверской области, где, как известно, состоялась одна из наиболее кровопролитных битв Великой Отечественной. Именно там поисковики в первый же вечер подняли двоих бойцов. Это были наши советские солдаты. При них оказались личные вещи. Они очень сильно отличались от предметов обихода немцев. Кстати, вся земля, которая выбирается из раскопа, тщательно просеивается, чтобы не упустить мелкие детали: звездочки, кокарды, петличные нашивки. А медальоны поисковики находят нечасто.

Они поднимали этих бойцов уже на следующий день. Нашли их, по всей видимости, в воронке. Один находился непосредственно там. А второго, скорее всего, сбросили туда уже после боя: он лежал сверху головой вниз. Глубина была примерно 120–130 сантиметров.  

– Третьего бойца мы обнаружили в Зубцовском районе, – рассказывает Василий Мозолевский. – На небольшой глубине, сантиметров 40. Возможно, его присыпало во время боя. А четвертый – с медальоном – найден в стрелковой ячейке на урочище под Белым. Установлено, что там в 1941 году 250-я стрелковая дивизия отбивала у врага две деревни. Надписи на медальоне сохранились, их можно прочесть. Редкий и счастливый случай. Трое бойцов были переданы для захоронения ржевским поисковикам. Четвертый – установленный – помещен во временное хранилище в Белом. Возможно, отыщутся его родственники.

Металлоискатели Василий Мозолевский использует редко. Чаще всего работает щупами. А это непросто. Бывает и так, что останки буквально рассыпаются в руках. Порой во время раскопок поисковики перебрасывают неимоверное количество глины и песка. Но совершенно очевидно: эта работа того стоит. Эти люди занимаются нужным и важным делом. Желающие пополнить отряд «Возвращение» должны пройти собеседование и первоначальный курс подготовки.

– Я буду только рад, если у нас появятся новые поисковики, – говорит Василий Мозолевский. – В данный момент людей нам, увы, не хватает. А ненайденных бойцов пока еще очень много. Да и территория, которую нужно исследовать в одной только Тверской области, довольно большая.   

Фото из личного архива Василия Мозолевского

Фотографии сюжета / 1 фото

Автор текста: Юрий КРУЧИНИН

Комментарии (0)
Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии